Диалоги о культуре
Галерея искусств,музыка композиторов
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Диалоги о культуреПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


четверг, 19 апреля 2012 г.
Титаник.1912 год.История.Часть 1. Великая Княжна Мария Николаевна 11:42:16
­­

­­
Большинство фотографий сделано отцом Фрэнком Брауном.
Подробнее…
С 1911 по 1916 годы, Фрэнк Браун изучал богословие в дублинском институте Миллтаун Парк. В этот период его дядя Роберт (Епископ Клойна) прислал ему необычный подарок: билет на небольшое путешествие на борту "Титаника", направлявшегося в своё первое плавание. Дядя подарил Фрэнку путешествие из Саутгемптона в Шербур, а затем в Куинстаун (Коб), графство Корк, Ирландия.

Во время плавания на "Титанике", отец Браун подружился с парой американских миллионеров, сидевших с ним за одним столом в столовой лайнера для первого класса. Они предложили ему отправить сообщение своему настоятелю в Дублин (архиепископу), чтобы попросить у него разрешения остаться на борту до конца плавания в Нью-Йорк. Американская пара предложила оплатить его проезд. Сообщение было тут же телеграфировано, и ответ ждал Фрэнка по прибытии в Куинстаун. Он состоял из пяти слов:

"Сходи с этого корабля! Архиепископ".


­­
Снимок был сделан на станции Ватерлоо в среду, в 9:45 10 апреля 1912 года. Фотограф запечатлел первый и последний поезд, который привез пассажиров на "Титаник"

­­
Много лет считалось, что джентльмен слева – это Джон Джейкоб Астор, погибший во время гибели "Титаника" (см. ниже). На самом деле – это его двоюродный брат, Уильям Уэлдорф Астор, в 1980 году переехавший в Англию из США

­­
"Титаник" перед спуском на воду 31 мая 1911 года 12 часов 13 минут

­­
Два из трёх винтов "Титаника" (левый и средний)
­­
"Олимпик" и "Титаник" (справа) в Белфасте. Это единственная фотография двух судов вместе. (Пароходная компания White Star Line построила три огромных лайнера: «Титаник», «Олимпик» и «Британник»)
­­
­­
Воронье гнездо на "Титанике". Наблюдательная площадка на фок-мачте для вперёдсмотрящих
­­
"Титаник" в Саутгемптоне 5 апреля 1912 года, когда на нём в первый и последний раз был поднят "Большой флаг славы"
­­
­­
Перед тем, как зайти на борт "Титаника", Фрэнк Браун сделал этот снимок. Вдали видны сходни для пассажиров второго класса, идентичные тем, на которых стоит он
­­
10 апреля 1912 года, 12.00. "Титаник" отправляется в плавание из Саутгемптона
­­
Фотограф перегнулся через борт судна, чтобы сделать снимки буксирных судов, стоящих внизу. Вдали виден берег реки Тест и несколько частных яхт, стоящих на якоре. Слева от фотографа - спасательная шлюпка номер семь. Когда "Титаник" начнет тонуть, эту шлюпку первой спустят на воду
­­
Двигаясь вдоль палубы судна, Фрэнк Браун фотографировал толпу, состоящую преимущественно из местных жителей, провожающую "Титаник"
­­
"Титаник" едва избегает столкновения с американским судном "Нью-Йорк" . Буксир пытается оттащить корму "Нью-Йорка" от борта "Титаника".
­­
"Титаник" уже обогнул конец причала, где прошел мимо лайнера "Нью-Йорк", который уже отшвартовался и начал разворачиваться по направлению к "Титанику". Можно увидеть пассажиров, высовывающихся из окон большой прогулочной палубы, чтобы увидеть предполагаемое столкновение
­­
На фотографии, сделанной Ф. Х. Эрноттом, изображён буксир "Вулкан" у борта "Титаника". Отплытие корабля из Саутгемптона было задержано на час после того как он едва не столкнулся с судном "Нью-Йорк"
­­
Мальчик справа – это Джек Оделл, член семьи, с которой путешествует Фрэнк Браун, а вдали - майор Арчибальд Батт, военный адъютант президента Вильяма Говарда Тафта
­­
Капитан Смит на палубе длиной 187 ярдов
­­
Это, очевидно, американский новеллист Жак Фотрелл, стоящий на палубе рядом со спортивным залом "Титаника". Автор популярных детективов "Мыслящая машина" (Thinking Machine), он взял с собой на борт много неопубликованных рассказов, которые будут потеряны навсегда. Отметив свою 37 годовщину за день до отплытия, он погибнет в катастрофе
­­
Джентльмен в белом фланелевом костюме – это Т. В. Маккоули, 34-летний преподаватель физкультуры из Абердина. Один из пассажиров спустя несколько лет будет вспоминать Маккоули как очень строгого в отношениях с пассажирами человека. Но с детьми на борту он вел себя мягче
­­
Сделанная с кормы А-палубы, на этой фотографии изображена задняя часть надпалубного сооружения судна. На верхней палубе группа пассажиров второго класса
­­
Фрэнк Браун столкнулся с незнакомой парой, совершающей утреннюю прогулку. Наверху, у перил прогулочной палубы второго класса, собраны скамейки


Категории: "Титаник", Не вернуть
Прoкoммeнтировaть
Императрица Всея Руси 10:47:20
Запись только для зарегистрированных пользователей.
19 апреля 1563 г.449 лет назад Императрица Всея Руси 10:14:03
В Москве начала работать типография первопечатников Ивана Федорова и Петра Мстиславца


­­


­­1 марта 1564 года повелением Ивана Васильевича IV и благословением митрополита всея Руси Макария вышла первая русская точно датированная книга «Апостол».

В результате Иван Федоров и Петр Мстиславец вошли в историю как русские первопечатники. Но работа их началась за год до этого события…

Из послесловия к «Апостолу» известно, что работа над книгой велась в течение года. Она была начата 19 апреля 1563 года, а закончена 1 марта 1564 года. Столь долгое время объясняется тем, что для напечатания «Апостола» необходимо было отлить шрифты, а также изготовить оборудование.

Довольно продолжительное время заняла и подготовка текста «Апостола». В редактировании текста принимал участие митрополит Макарий.

«Апостол» был выбран для первого издания государственной типографии, поскольку в Древней Руси он использовался для обучения духовенства. В этой книге заключены первые образцы толкования учениками Христа Святого Писания.

Отпечатанная Иваном Федоровым и Петром Мстиславцем первая датированная книга стала образцом для последующих изданий. Исследователи установили, что, хотя первопечатники и использовали технику набора, верстки, печати, аналогичную анонимным изданиям, трудились они в самостоятельной типографии.

Категории: История книг
Прoкoммeнтировaть
Императрица Всея Руси 09:55:35
Запись только для зарегистрированных пользователей.
вторник, 17 апреля 2012 г.
Федор Григорьевич Волков Императрица Всея Руси 13:30:44
­­


­­

Лосенко А. Портрет актера Ф.Г. Волкова


Федор Григорьевич Волков (9.02.1729-4.04.176­3) происходил из купеческой семьи. Детские и юношеские годы провел в Ярославле, в 1741-1749 гг. обучался “заводскому и купеческому делу” в Москве, где увлекся театром. По возвращении в Ярославль занимался управлением заводами и одновременно организацией домашнего театра, который затем стал публичным.

В 1752 г. по указу Императрицы Елизаветы Петровны труппа Волкова была вызвана в Петербург. По ее же повелению Волков, его брат Григорий и товарищи по театру И.А. Дмитревский, Я.Д. Шуйский были оставлены для обучения театральному делу и другим наукам в Сухопутном шляхетском корпусе. Указом от 30 августа 1756 г. на основе ярославской труппы в Петербурге был учрежден "Русский для представления трагедий и комедий театр". Волков был директором театра (с 1761 г.), его актером, а также режиссером, капельмейстером, декоратором.

Волков в совершенстве владел исполнительской манерой театрального классицизма, наполняя ее естественностью и ярким темпераментом. Он выступил как режиссер, постановщик и оформитель грандиозного массового зрелища-маскарада "Торжествующая Минерва", поставленного по случаю коронации Екатерины II 30 января—1 февраля 1763 г. в Москве. Волков простудился, руководя этим представлением, что и стало причиной его преждевременной смерти.

­­

Театр им. Ф.Г. Волкова в Ярославле. Построен в 1911 г. по проекту архитектора Н. А. Спирина.


Категории: Актёры
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
суббота, 7 апреля 2012 г.
Императрица Всея Руси 20:51:28
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 4 апреля 2012 г.
ЛУННАЯ НОЧЬ НА ДНЕПРЕ Архип Куинджи Государыня Екатерина 12:45:09

­­

Имя Архипа Ивановича Куинджи сделалось известным сразу же, как только публика увидела его картины «После дождя» и «Березовая роща». Но на Восьмой выставке художников-передвиж­ников произведения А. И. Куинджи отсутствовали, и это было сразу же замечено зрителями. П.М. Третьяков писал И. Крамскому из Москвы, что по этому поводу горюют даже те немногие, кто раньше не очень тепло относился к произведениям художника.
Летом и осенью 1880 года, во время разрыва с передвижниками, А.И. Куинджи работал над новой картиной. По российской столице разнеслись слухи о феерической красоте «Лунной ночи на Днепре». На два часа по воскресеньям художник открывал желающим двери своей мастерской, и петербургская публика начала осаждать ее задолго до завершения произведения.
Эта картина обрела поистине легендарную славу. В мастерскую А.И. Куинджи приходили И. С. Тургенев и Я. Полонский, И. Крамской и П. Чистяков, Д.И. Менделев, к картине приценивался известный издатель и коллекционер К.Т. Солдатенков. Прямо из мастерской, еще до выставки, «Лунная ночь на Днепре» за огромные деньги была куплена великим князем Константином Константиновичем.
А потом картина была выставлена на Большой Морской улице в Петербурге, в зале Общества поощрения художников. Выступление художника с персональной выставкой, да еще состоящей всего из одной небольшой картины, было событием необычным. Причем картина эта трактовала не какой-нибудь необычный исторический сюжет, а была весьма скромным по размеру пейзажем. Но А. И. Куинджи умел побеждать. Успех превзошел все ожидания и превратился в настоящую сенсацию. Длинные очереди выстраивались на Большой Морской улице, и люди часами ждали, чтобы увидеть это необыкновенное произведение. Чтобы избежать давки, публику пускали в зал группами.
А. И. Куинджи всегда очень внимательно относился к экспонированию своих картин, размещал их так, чтобы они были хорошо освещены, чтобы им не мешали соседние полотна. В этот раз «Лунная ночь на Днепре» висела на стене одна. Зная, что эффект лунного сияния в полной мере проявится при искусственном освещении, художник велел задрапировать окна в зале и осветить картину сфокусированным на ней лучом электрического света. Посетители входили в полутемный зал и, завороженные, останавливались перед холодным сиянием лунного света.
Перед зрителями раскрывалось широкое, уходящее вдаль пространство; равнина, пересеченная зеленоватой лентой тихой реки, почти сливается у горизонта с темным небом, покрытым рядами легких облаков. В вышине они чуть разошлись, и в образовавшееся окно глянула луна, осветив Днепр, хатки и паутину тропинок на ближнем берегу. И все в природе притихло, завороженное чудесным сиянием неба и днепровских вод.
Сверкающий серебристо-зеленова­тый диск луны залил своим таинственным фосфоресцирующим светом погруженную в ночной покой землю. Он был так силен, что некоторые из зрителей пытались заглянуть за картину, чтобы найти там фонарь или лампу. Но лампы не оказывалось, а луна продолжала излучать свой завораживающий, таинственный свет. Гладким зеркалом отражают этот свет воды Днепра, из бархатистой синевы ночи белеют стены украинских хат. Это величественное зрелище до сих пор погружает зрителей в раздумья о вечности и непреходящей красоте мира. Так до А. И. Куинджи пел о природе только великий Н.В. Гоголь. Число искренних почитателей таланта А. И. Куинджи росло, редкий человек мог остаться равнодушным перед этой картиной, казавшейся колдовством.
Небесную сферу А. И. Куинджи изображает величественной и вечной, поражая зрителей мощью Вселенной, ее необъятностью и торжественностью. Многочисленные атрибуты пейзажа — стелющиеся по косогору хатки, кустистые деревья, корявые стебли татарника — поглощены тьмой, цвет их растворен бурым тоном.
Яркий серебристый свет луны оттенен глубиной синего цвета. Своим фосфоресцированием он превращает традиционный мотив с луной в настолько редкостный, многозначительный, притягательный и таинственный, что преобразуется в поэтически-взволнов­анный восторг. Высказывались даже предположения о каких-то необычных красках и даже о странных художественных приемах, которые якобы использовал художник. Слухи о тайне художественного метода А. И. Куинджи, о секрете его красок ходили еще при жизни художника, некоторые пытались уличить его в фокусах, даже в связи с нечистой силой. Может быть, это происходило потому, что А. И. Куинджи сосредоточил свои усилия на иллюзорной передаче реального эффекта освещения, на поисках такой композиции картины, которая позволила бы максимально убедительно выразить ощущение широкой пространственности.­ И с этими задачами он справился блестяще. Кроме того, художник побеждал всех в различении малейших изменений цветовых и световых соотношений (например, даже при опытах с особым прибором, которые производились Д. И. Менделеевым и др.).
Создавая это полотно, А. И. Куинджи применил сложный живописный прием. Например, теплый красноватый тон земли он противопоставил холодно-серебристым­ оттенкам и тем самым углубил пространство, а мелкие темные мазки в освещенных местах создали ощущение вибрирующего света.
На выставку восторженными статьями откликнулись все газеты и журналы, репродукции «Лунной ночи на Днепре» тысячами экземпляров разошлись по всей России. Поэт Я. Полонский, друг А. И. Куинджи, писал тогда: «Положительно я не помню, чтобы перед какой-нибудь картиной так долго застаивались... Что это такое? Картина или действительность? В золотой раме или в открытое окно видели мы этот месяц, эти облака, эту темную даль, эти «дрожащие огни печальных деревень» и эти переливы света, это серебристое отражение месяца в струях Днепра, огибающего даль, эту поэтическую, тихую, величественную ночь?» Поэт К. Фофанов написал стихотворение «Ночь на Днепре», которое потом было положено на музыку.
Публику приводила в восторг иллюзия натурального лунного света, и люди, по словам И.Е. Репина, в «молитвенной тишине» стоявшие перед полотном А. И. Куинджи, уходили из зала со слезами на глазах: «Так действовали поэтические чары художника на избранных верующих, и те жили в такие минуты лучшими чувствами души и наслаждались райским блаженством искусства живописи».
Великий князь Константин Константинович, купивший картину, не захотел расстаться с полотном, даже отправляясь в кругосветное путешествие. И. С. Тургенев, находившийся в это время в Париже (в январе 1881 года), пришел в ужас от этой мысли, о чем возмущенно писал писателю Д. В. Григоровичу: «Нет никакого сомнения, что картина... вернется совершенно погубленной, благодаря соленым испарениям воздуха и пр.». Он даже посетил великого князя в Париже, пока его фрегат стоял в порту Шербурга, и уговаривал того прислать картину на короткое время в Париж. И.С. Тургенев надеялся, что ему удастся уговорить его оставить картину на выставке в галерее Зедельмейера, но уговорить князя не удалось.
Влажный, пропитанный солью морской воздух, конечно, отрицательно повлиял на состав красок, и пейзаж стал темнеть. Но лунная рябь на реке и сияние самой луны переданы гениальным А. И. Куинджи с такой силой, что, глядя на картину даже сейчас, зрители немедленно подпадают под власть вечного и Божественного.





источник: книга " 100 великих картин ".


Категории: Картины, Пейзажи
Прoкoммeнтировaть
Иван Шишкин " Корабельная роща". Государыня Екатерина 12:25:41

­­

Редкая популярность Ивана Шишкина у современников и особенно у последующих поколений имела и свою оборотную сторону. Многочисленные копии его картин вывешивались обычно в провинциальных привокзальных залах ожидания и столовых, воспроизводились на конфетных обертках, и все это, конечно, способствовало широкой известности художника. Но истинное значение его в русском искусстве от этого порой тускнело, суживалось.
Натуру И. Шишкин не облагораживал в соответствии с эстетическими требованиями академизма, да она в этом и не нуждается. Природа для художника — само благородство, именно она может облагородить человека и непосредственно, и в воспроизведении ее искусством. Все современники и последующие поколения искусствоведов отмечали, что личность самого художника растворялась в природе в восторге от нее. И. Шишкин не смотрел в себя, не прислушивался к своему «я», он обозревал мир восторженно, в полном от себя отвлечении, уничижая себя перед творениями прекрасной природы. Многие художники изображая природу, показывали и свой внутренний мир, голос же И. Шишкина полностью совпадал с голосом природы. Главные творческие достижения Шишкина-художника как раз и связаны с эпическим изображением национальных черт русского пейзажа.
С именем Ивана Шишкина у зрителя связано представление о неторопливом и величественном повествовании о жизни русского бора, о дебрях лесной глуши, напоенных запахом смолы и преющего бурелома. Его огромные полотна были как бы обстоятельным рассказом о жизни могучих корабельных рощ, тенистых дубрав и раздольных полей с клонящейся под ветром спелой рожью. В этих рассказах художник не упускал ни единой подробности и безупречно изображал все: возраст деревьев, их характер, почву, на которой они растут, и как обнажаются корни на кромках песчаных обрывов, и как лежат камни-валуны в чистых водах лесного ручья, и как расположены пятна солнечного света на зеленой траве-мураве...
Со всех сторон обступают нас богатырские сосны и исполинские замшелые ели с причудливо изгибающимися ветвями. Все на полотнах художника заполнили многочисленные, любовно выписанные приметы лесной жизни: вылезающие из-под земли корни, огромные камни-валуны, обросшие мхом и опятами пни, кусты и обломанные сучья, трава и папоротники. Все это до мельчайших подробностей изучено, облюбовано и написано И. Шишкиным, половину жизни проведшего в лесу и даже внешностью своей напоминавего старика-лесовика.
Творчество художника — это восторженная ода, воспевающая эпическую красоту и мощь русского леса. Недаром И. Крамской говорил: «До Шишкина в России были пейзажи надуманные, такие, каких нигде и никогда не существовало». Даже с учетом категоричности такого утверждения И. Крамской не слишком погрешил против исторической истины. Величественная русская природа, служившая источником поэтических образов в фольклоре и литературе, действительно, долго не изображалась так ярко в пейзажной живописи. И только колорит пейзажей И. Шишкина отличался изысканностью богатейших оттенков зеленого цвета, в мягкую гамму которых органично включаются коричневые пятна стволов деревьев. Если он изображает водную гладь пруда, то она переливается у него перламутром зыбких отражений деревьев, кустарников и трав. И нигде художник не впадает в салонность, сентиментальное восприятие природы было чуждо И. Шишкину. Именно это и позволило ему в 1898 году написать подлинно эпический шедевр — картину «Корабельная роща», которая считается одной из вершин творчества художника.
На полотне представлен типично русский лесной пейзаж с поднявшейся могучей стеной густого хвойного бора. Опушка его буквально купается в лучах благодатного летнего солнца. Его ослепительный свет не только позолотил кроны деревьев, но и, зажигая трепетное {censored}, проник в глубь леса. Впечатление от картины у зрителя создается такое, будто он наяву вдыхает терпкий запах нагретого солнцем соснового бора. Прогретой до самого дна кажется и вода железистого ручья, вытекающего из-за деревьев. Пронизана светом и каждая песчинка обнажившейся почвы его русла.
Казалось, в этой картине нет особенно ярких красок, как нет их в сосновом лесу в действительности — с его однообразной окраской зеленого убора деревьев и их стволов. Нет в картине и разнообразия растительных форм, как не встречается это и в сосновом бору, где царит только одна порода деревьев. Много еще чего нет, казалось бы... А между тем картина сразу покоряет зрителя национальными особенностями русского пейзажа — величавой своей красотой, силой и крепостью. Конкретные земные силы природы у И. Шишкина кажутся по неземному мощными, поглощающими все случайное, низменное и мелкое.
Первое впечатление от картины — это величавое спокойствие и невозмутимость. И. Шишкин написал ее, не ища тех переменчивых эффектов — утра, дождя, тумана, какие были у него раньше. Это полотно как будто напоминает и «Сосновый бор», но разница между ними очень многозначительна. Если деревья в «Сосновом бору» изображались целиком — полностью с небом над ними, то в «Корабельной роще» кусты и деревья слева полотна исчезли, а другие надвинулись на зрителя и заняли весь холст. Строй сосен выровнялся, и контраст близкого и удаленного отсутствует. Взамен прежней детализации И. Шишкин находит другой прием привлечь внимание зрителя, противопоставляя то сходные, то разнородные мотивы. В центре картины он выделяет несколько сосен, освещенных солнцем. Левее сосны уходят в глубь рощи, то появляясь на свету, то скрываясь в тени. По другую сторону полотна показан сплошной массив зелени. Рядом с могучими деревьями, живущими уже сотни лет, И. Шишкин изображает молодую поросль, идущую на смену старым великанам — тянутся кверху, говоря о молодой жизни, тонкие сосенки. Вершины огромных деревьев скрываются за рамой картины, как будто им не хватает места на полотне, и наш взор не может охватить их целиком. Тут же на первом плане тонкие жердочки переброшены через мелкий ручеек, растекающийся по песку слоем прозрачной воды.
«Корабельная роща» была написана художником под впечатлением природы родных мест, памятных И. Шишкину еще с детства. На рисунке к картине он сделал надпись: «Афанософская Корабельная роща близ Елабуги», и этим полотном Иван Шишкин завершил свой творческий путь.






источник: книга " 100 великих картин".


Категории: Картины, Пейзажи
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
вторник, 3 апреля 2012 г.
Валентин Серов "Девочка с персиками". Государыня Екатерина 18:29:13

­­

Начальное художественное образование Валентин Серов получил под руководством И.Е. Репина. Он учился у него так, как когда-то учились художники Возрождения, работая рядом с мастером — часто над одной моделью. И.Е. Репин передал юному ученику свое жизнелюбие и страсть к живописи, и они упали на благодатную почву.
Потом в жизни Валентина Серова была Академия художеств с чистяковской системой преподавания, сочетавшей лучшие традиции академической школы и новое, реалистическое восприятие и изображение натуры. А завершилось все знакомством с классическим искусством в европейских музеях, которые В. Серов посещал еще ребенком, живя с матерью в Париже и Мюнхене. В 1885—1887 годы он осматривал их уже взрослым человеком, профессионально понимающим живопись. Восхищенный и очарованный Венецией, Валентин Серов все же писал в одном из писем невесте: «В нынешнем веке пишут все тяжелое, ничего отрадного. Я хочу, хочу отрадного и буду писать только отрадное».
Таким «отрадным» произведением искусства, произведением молодого счастья и светлого восприятия мира и является «Портрет B.C. Мамонтовой». Молодой художник написал его летом 1887 года в Абрамцеве, в имении известного мецената Саввы Ивановича Мамонтова, куда заглянул после Италии. Валентин Серов жил в Абрамцеве, как у себя дома, он был почти членом мамонтовской семьи. Его знали и любили здесь с самых ранних юношеских лет, он жил здесь веселой и привольной жизнью. Так и в этот раз быстро уехать отсюда ему не удалось, хотя он и стремился навестить своих родных.
Художник жадно вглядывался в знакомые пейзажи. Частенько он удирал один, с утра, даже не позавтракав. Он шел — и вдруг надолго останавливался при виде солнечного луча, упавшего на цветок, при виде тени, опустившейся на траву из облака. Он приглядывался к тому, каким делается воздух в непогоду, как меняются его свойства, когда он пронизан светом, как меняется его затемнение и какие оттенки у лежащих рядом теней... Художником постепенно и всецело овладевала одна мысль: «Написать так, как я вижу, забыв обо всем, чему учили. И, конечно, писать в первую очередь портрет, а не пейзаж».
Но взрослым было некогда позировать. Мальчики Мамонтовы тоже выросли, стали молодыми людьми — непоседливыми, говорливыми. Их сидеть не заставишь... Не раз попадалась на глаза В. Серову и подросшая Верочка Мамонтова, которую он знал с рождения. Она тоже превратилась в веселого, самостоятельного человечка, очаровательного своей юной свежестью. Она по-прежнему любила пошалить, задирала своего друга-художника, любила с ним прокатиться верхом или на лодке, и В. Серов не раз заговаривал о ее портрете. Уж очень была красочной эта милая девочка-подросток: яркие губы, темные волосы, темные, как спелая смородина, глаза с синеватыми белками. А кожа нежная, чуть-чуть еще пушистая по-детски, и сейчас, под летним загаром, совсем персиковая... И В. Серов, которого в Абрамцеве все называли Антоном, стал уговаривать Верочку: «Ну, посиди, сделай милость. . Я такой портрет напишу, сама себя не узнаешь. Красавицей будешь!» А она, мило и лукаво капризничая, отвечала: «Ты же замучишь меня... Скучно сидеть, лето...»
Здесь, в Абрамцеве, В. Серов и написал один из самых молодых портретов в русской живописи. Не только потому, что на ней изображена 12-летняя девочка и что молодым был писавший ее художник. Главное заключалось в том, что детское счастье Верочки Мамонтовой и ее безоблачность совпали со счастьем самого художника. Писал он ежедневно, около трех месяцев, но его «муки творчества» зрителю незаметны, так и кажется, что картина создана в едином порыве счастливого вдохновения.
Нет, наверное, сейчас человека, который бы не знал этого живописного произведения. Портрет В. Мамонтовой стал чем-то гораздо большим, чем просто этюд с натуры, недаром за ним прочно закрепилось название «Девочка с персиками». Это была именно картина, а не портрет, так как полотно это переросло всякие представления о портрете.
«Все помнят, — пишет искусствовед В. Смирнова-Ракитина, — угол большой комнаты, залитой серебристым дневным светом: за столом сидит смуглая, черноволосая девочка в розовой кофточке с черным в белую горошину бантом. В руках у девочки персик, такой же смугло-розовый, как ее лицо. На ослепительно белой скатерти лежат вянущие листья клена, персики и серебряный нож. За окном светлый-светлый летний день, в стекла тянутся ветки деревьев, а солнце, пробравшись сквозь их листву, освещает тихую комнату, и девочку, и старинную мебель красного дерева...»
Портрет Верочки Мамонтовой чарует зрителя своей необыкновенной жизненностью и идеальностью художественного образа. Эта работа молодого художника поразила сразу многих современников свежестью светлого, сияющего колорита, тонкой передачей света и воздуха. Савва Иванович Мамонтов и все приезжавшие в Абрамцево только ахали перед картиной. Покрякивал и Константин Коровин, до глубины души пронзило его красочное мастерство Валентина Серова.
Все в этой картине естественно и непринужденно, каждая деталь связана одна с другой, а все вместе они создают цельное произведение. Прелесть девичьего лица, поэзия жизненного образа, светонасыщенная красочная живопись — все в этом произведении казалось новым. Недаром для наиболее проницательных критиков стало ясно, что в лице 22-летнего художника русская живопись приобрела мастера европейского масштаба.
В этой небольшой по размерам картине, сохранившей всю прелесть и свежесть этюда, органически соединились две тенденции, две силы, образовавшие единую форму живописного видения. Каждая деталь в «Девочке с персиками» на своем месте, написаны все стулья зимней столовой, подсвечники на окне, даже фигурка игрушечного солдатика в глубине комнаты, на стене — фарфоровая тарелка, за окном сад в дни позднего лета. Ничего нельзя убрать или сдвинуть без того, чтобы не нарушить внутреннего равновесия всего полотна.
Все кажется таким простым и естественным, но сколько в этой простоте глубины и цельности! Как во всех этих, будто бы «случайностях», сквозит неповторимая радость жизни! С предельной выразительностью В. Серов передал свет, льющийся серебристым потоком из окна и наполняющий комнату. Свет этот сияет на стене и на фарфоровой тарелке, отражается на спинках стульев, мягко ложится на скатерть, скользит по лицу и рукам девочки. А белый цвет скатерти, белый цвет стены, белый цвет тарелки вдруг оказываются совершенно различными, и также по-разному падают на них тени, зеленый отблеск листвы и розоватые рельефы кофточки.
Девочка сидит за столом и ничем не занята, словно действительно на миг присела, машинально взяла в руки персик и держит его, глядя на вас просто и откровенно. Но покой этот только минутный, и через него проглядывает страсть к резвому движению. Бант, как бабочка, кажется, готов вот-вот улететь. И как бабочка выглядит сама девочка: вспорхнула в дом на миг, с солнцем и теплым ветром, присела на краешек стула, озарив комнату улыбкой, и сейчас же улетит обратно — на улицу, где вовсю сияет летний день. Да и в самой комнате кажется все так и хочет нарушить тишину и успокоенность. «Побежал» в глубину стол, увлекая за собой взгляд зрителя. Льются звонкие лучи солнца, принося с собой аромат сада, открыта дверь в соседнее помещение...
Вот, казалось бы, и все, что изобразил на своей картине Валентин Серов. А вместе с тем это целый роман о людях, которым принадлежит дом, сад, все эти вещи; это история девочки, рассказ о ее характере, о ее переживаниях — чистых, ясных и юных. Внутренний мир героини интересовал художника не сложными противоречиями, не глубокими психологическими нюансами, а именно своей естественной простотой и целомудрием. В ее мягком, но умном и энергичном личике В. Серов предугадал прозрение в будущее. Может быть, сам того не сознавая, художник рассказал в этом полотне все, что он знал о Мамонтовых, показал все, что любил в них — в их семье и в их доме.
Картина «Девочка с персиками» долгое время находилась в Абрамцеве, в той же комнате, где и была написана. А потом ее передали в Третьяковскую галерею, в Абрамцеве же в настоящее время висит копия этого произведения.






источник: книга " 100 великих картин".


Категории: Картины, Детский портрет
Прoкoммeнтировaть
Костюмы Уитни Хьюстон пустят с молотка Императрица Всея Руси 12:54:00
­­


­­

Аукционный дом Julien's Auctions провел 31 марта и 1 апреля 2012 года очередные торги по продаже личных вещей знаменитостей. На аукционе в Беверли Хиллз будет продано более 970 лотов, среди которых костюмы к легендарным фильмам, мебель со съемок, фотографии актеров с автографами. Среди самых ожидаемых лотов - коллекция неизвестных ранее фото Мэрилин Монро. Ожидается, что интерес вызовут и 12 лотов с вещами актрисы и певицы Уитни Хьюстон, недавно трагически ушедшей из жизни. На фото: жилет из костюма Уитни Хьюстон, в котором она снималась в картине "Телохранитель". На аукционе были представлены несколько платьев из этой картины и украшения, использованные в фильме.


Подробнее…
­